Архив номеров


Конференция

Конференция MONUMENTALITA & MODERNITA

Партнеры




(Дискуссия) Среда обитания PDF Печать E-mail
Капитель - Капитель +
Индекс материала
(Дискуссия) Среда обитания
2
3
4
5
6
7
Все страницы



Ирина Бембель, искусствовед, главный редактор журнала "Капитель".

1. Общепризнанным является факт, что среда, в том числе и архитектурная, формирует людей. Какие конкретно человеческие качества, по-вашему, архитектура призвана стимулировать в людях, каков тот идеальный горожанин, с которым бы вам хотелось контактировать на улице и в зданиях? Какими средствами она может этого достичь?








Леонид Лавров, доктор архитектуры, профессор.

Во-первых, думаю, что этот вопрос следует адресовать только сторонниками бихевиоризма: общеизвестно, что в одной и той же среде разные люди ведут себя по-разному. К сожалению, мы вынуждены фиксировать нередкие случаи вандализма в самой прекрасной среде исторического Санкт-Петербурга. Влияние среды существует, но его проявления неоднозначны.

Во-вторых, я не склонен считать, что архитектор играет решающую роль в формировании городской среды. Инвестор, муниципальное управление, рынок недвижимости куда важнее. Появление «Монблана» на берегах Невы - не прихоть какого-то архитектора, а отражение той совокупности отношений, которая сложилась в нашем обществе.



Сергей Шмаков, архитектор, "Архитектурная мастерская Каплунова".

Да, архитектура формирует людей. В идеале в каждом жителе должен был бы проснуться архитектор, который стремился бы к совершенствованию своего микропространства (квартира, дом) и макропространства (двор, улица, город).

Тогда мы не имели бы коряво застекленных балконов, белой (т. е. некрашеной) столярки, вытоптанных газонов, исписанных монументов, автомобилей на газонах и мусора, лежащего рядом с урной.

Вопрос плавно перетекает в этическую сферу. Есть Культура с большой буквы и есть культура быта. Уровень первой культуры у нас высок, уровень второй стремится к нулю.

Все изъяны культуры быта травмируют душу архитектора, призванного формировать эту культуру у народа. Но уж такова специфика профессии.



Михаил Кондиайн, архитектор, проектное бюро "Земцов, Кондиайн и партнеры"

Гуманная среда, хорошо построенное пространство меняет образ жизни, располагает к открытости, к общению, к взаимному уважению отдельных людей и различных групп (в том  числе автомобилистов и пешеходов).

Принципы пространственной организации должны быть направлены на создание удобства, комфорта и безопасности. Эстетика  тоже воспитывает, но в иерархии средств она занимает подчиненное положение.

При этом нельзя забывать, что политическое устройство общества играет еще большую роль.





Михаил Сарри, архитектор, рук. мастерской № 6 ЛенНИИПроект

Воспитательная функция не только архитектуры, а вообще искусства ставилась под сомнение многими и часто. Боюсь, что я разделяю эти сомнения. Интеллигентность, высокий образовательный уровень, наличие чувства юмора, доброжелательность – те качества, которые мне приятно встречать в людях – вряд ли результат воздействия на них благоприятной архитектурной среды. Эти качества можно встретить у аборигена Купчино и не встретить у жителя исторического центра.






Иван Уралов, заслуженный художник РФ, лауреат Государственной премии в области архитектуры.

Может быть, это покажется странным, но идеальные петербуржцы для меня – это ленинградцы, люди, не растерявшие огромный пласт старой культуры, и, в то же время, мужественно принявшие суровую реальность советской действительности. Нужно сказать, что Ленинград только потерял, но и приобрел новые свойства:  был очищен от всей наносной шелухи в виде рекламы и прочих ничтожных примет, был, наконец, в блокадные годы сохранен ленинградцами, заплатившими за это самую большую цену.

Считаю архитектуру (как и природу) важнейшим фактором воздействия на человека, формирования его личности. Архитектура может человека возвышать, а может его унижать, рождать ощущение, что он в архитектурной среде «лишний». Так вот «правильная», с моей точки зрения, архитектура должна рождать в человеке чувство гордости, сопричастности некой большой вдохновляющей идее. В этом смысле эталоном для меня является классическая имперская архитектура (в отличие от фашистской и сталинской имперской архитектуры, которая человека, несомненно, подчиняет).

Интеллигентные, доброжелательные люди, говорящие на хорошем русском (а еще лучше – ленинградском, петербургском) языке – вот те люди, с которыми я хотел бы контактировать на улице.

Архитектура может способствовать этому, в первую очередь, соразмерным человеку масштабом. Помимо этого, городская среда должна быть уютной, приветливой и разнообразной.



Олег Романов, архитектор, президент Союза архитекторов СПб

Для меня идеальный горожанин – это человек, любящий свой город, но умеющий слушать и воспринимать нечто отличное от его взглядов. Я не могу считать эталоном петербуржца того, кто заведомо враждебен ко всему новому. Мне очень дороги традиционные для жителей нашего города интеллигентность, доброжелательность, готовность подсказать и объяснить. И я уверен, что сохранению этих качеств способствует красота исторического центра. Хочу привести и пример обратного воздействия, из собственной жизни. Когда моя младшая дочь, родившаяся в районе Гражданского проспекта, впервые попала на Петроградскою сторону, исторические дома ей не понравились. На мой удивленный вопрос: «Почему?» она ответила: «Потому, что окна не одинаковые»…








 
Copyright © Капитель, 2009